Код нации и перекодирование нации

© Ившин Владимир Евгеньевич Контакт с автором: 210150@mail.ru

Аннотация

На телеканале НТЦ в программе «Право голоса» 22.06.15 обсуждалась тема «Код нации». Предлагается небольшое «дополнение» к той дискуссии.

Предисловие

Несмотря на некоторые разногласия в определении и даже правомерности использования понятия «Код нации», гости программы «Право голоса» были практически единодушны в том, что нация обладает некоторыми свойствами, которые сформировались исторически с самых древних времен и которые определяют набор нравственных ценностей, некоторых специфических особенностей, присущих именно данной нации. Дебаты не были горячими, поскольку все присутствующие разделяли одни и те же ценности — обладали одним и тем же Кодом и хорошо понимали друг друга. И поэтому, наверняка, никто не стал бы возражать сказанному в заключение телеведущим, Романом Бабаяном: «Если не будет, собственно, чего-то такого, исторического, общего, которое объединяет каждого из нас, то мы просто перестанем быть нацией вообще, в принципе. Мы превратимся просто в людей, которые живут на этом пятачке...».

Сказано и хорошо и правильно, но все-таки чего-то недостает, по моему. Не хватает «доказательной базы» , что ли. Почему людям необходимо быть нацией? А также хотелось бы несколько продолжить дискуссию. Излагаемое ниже и предлагается как продолжение той дискуссии вне её рамок.

Код нации

С определением понятия, что же такое «Код нации», у гостей студии возникли некоторые разногласия. И это неудивительно: ведь в каждом слове заключается некоторый кусочек индивидуальной памяти, кусочек личной жизни. Давая некоторое определение чему-либо, в частности, «Коду нации», каждый использует своё понимание предмета на основе своего личного опыта, на основе своего «Кода». За «Код нации», по-моему, можно было бы принять выдернутое из сказанного Тимофеем Сергейцевым (политолог, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня»): «... ценность, которая сокрыта в определенном интимном пространстве, недоступном для чужих. И эта ценность ведь не знанием порождается. Она порождается историей, культурой, судьбой, кровью, жизнью...». Пожалуй, следовало бы подправить несколько этот текст, поскольку слово «ценность» в своем общепринятом значении не подходит: ведь нация «помнит» и то, что не может приниматься как ценность. И оно тоже общее для нации, ее интимное, ее память. У наций, подобно живым организмам, сформировались свои ценности в процессе эволюции, не менее важные, чем, скажем, лапы, хвост и голова для кошки, или жабры и плавники для рыбы. И ценности одной нации не всегда подходят ценностям другой, подобно тому, как, например, собаке будут мешать крылья, или — человек хорошо обходится без хвоста. Продолжая мысль Веллера о том, что ценности у нас у всех (у наций) одни и те же, разница только в том, что «.. у каждого народа, у каждой этнической группы есть некоторые свои особенности», можно прибегнув опять к параллели отметить, что, действительно, практически у всех живых организмов есть и глаза и уши, но отличия могут быть весьма заметными не только во внешнем виде, но и в функциональности, если сравнить, например, плавники рыбы и руки человека.

«Свой» и «чужой» Приведем замечание ведущего в контексте «Свои и чужие»: «Они могут жить в ПапуаНовойГвинее, но ты приезжаешь и ты понимаешь, что это наши, вне зависимости от национальности». Понимание начинается с языка. Язык есть порождение культуры. Это не только слова, хотя в них заложено очень многое. Многие слова закодированы и по разному улавливаются в определенном контексте, в определенной интонации. Это и конструкции слов. В языке запечатлена история нации, ее культура, ее душа. Изменение языка, насильственное или естественное, влечет за собой стирание в памяти одного и вложение другого, по сути — перекодировку нации в следующем поколении.

Но знания языка не достаточно для того, чтобы стать «своим». Показательно в этом плане замечание Льва Толстого, со слов Андрея Кончаловского: «Я не знаю, что думает русский мужик, как я не знаю, что думает эта корова, которая жует под окном. Я знаю графьёв, князьёв»[1]. Каждая социальная группа имеет что-то своё, личное, интимное, недоступное для чужих. Социальная группа, включающая в себя другие группы, не все берет из кодов своих подгрупп. Берет общую часть языка и еще что-то. У нации общим, кроме языка, является страна. Стоит отметить, что если руководитель страны непредсказуем для иностранцев, и в то же время понятен своим согражданам, это может означать, что он понимает Код своей нации, который в данном случае вызывает непонимание, и, как следствие, тревогу у «чужих».

Сегодня, когда размываются государственные границы и роль государства в защите своих граждан ослабевает, роль объединяющего начала может может занять религия. Коды нации со временем будут тускнеть, а «свой» и «чужой» на глобальном уровне будут в первую очередь определяться по принадлежности к той или иной религии.

Патриотизм Второе, не менее важное для распознавания «своего» на уровне нации, это проявление патриотических чувств к победам или поражениям на мировых спортивных, политических и других площадках. Продолжая дискуссию — Михаил Веллер (писатель): «Любая группа, любая страна, любой народ, любое государство, которое подвергается внешней агрессии, разумеется, сплачивается. Это на уровне социального инстинкта... Внешний враг всегда способствует единению народа. Стадный инстинкт мобилизует стада в случае опасности». Патриотизм на уровне генетики — проявление стадного инстинкта. На уровне подсознания — проявление патриотического воспитания, которое необходимо сохранялось в культуре, в Коде нации. В отличие от животных человек мобилизуется для сохранения не только своей жизни, но и для сохранения своих ценностей, приобретенных в процессе своей эволюции, для сохранения своего Кода: человеческое «стадо» расширилось до нации.

Генетическое проявление патриотизма в нации не одинаково. Стадный инстинкт, как основа патриотического чувства, имеет в популяции, на языке математики, примерно «нормальное распределение», т. е., наибольшая плотность индивидов имеет проявление этого инстинкта около некоторой средней, «нормальной» величины, и наблюдается плавное снижение плотности к некоторым крайним проявлением. Это объясняется воздействием на проявление любого гена множеством случайных биохимических факторов. Такое распределение оказывается достаточно удовлетворительным для сохранения популяции, которая вписывается в общую гармонию экосистемы. Однако влиянием подсознательного патриотическое чувство в нации, продолжая иметь «нормальное распределение», может изменять кривизну графика и сдвигаться по оси патриотизма влево или вправо от «нормальной» величины для инстинктивного, в зависимости от культуры, от ситуации. И в некоторых случаях значительные сдвиги могут стать причиной для распада человеческой популяции — для нации.

Сохранение исторической памяти Историческая память — важный элемент Кода нации. Она может сплачивать людей нации, а может и ослаблять их единство. Все зависит от «качества» истории, запомненной и передаваемой из поколения в поколение. Неспроста в любом народе были издревле и есть по сей день свои защитники — свои боги и свои мифологические герои: этим подкрепляется стадный инстинкт, и, как следствие, патриотизм. Будущее более перспективно с сильной нацией. И было бы совсем неправильным и вредным для нации принижение победы своих предков. Пожалуй, даже вредно в поисках научной истины пересматривать свою историю, поскольку историческая наука, несмотря на поиски объективного, всегда субъективна по причине наличия личных Кодов и ученого и тех, на чьих данных выстраиваются научные конструкции. Животные в своих миграционных переходах или межконтинентальных перелетах руководствуются своей «исторической» памятью, которая помогает не сбиться с пути и избежать опасностей в пути. Человечество не ходит проторенной дорогой, однако значимость исторической памяти и ему нельзя недооценивать, поскольку многое в пути ему должно быть знакомо.

Перекодирование нации

В дискуссии несколько раз озвучивалось, что нет никакого такого «Кода нации», однако никто не возражал против того, что нацию можно перекодировать. Перекодирование всех наций происходит постоянно, где-то быстрее, где-то медленнее. Это результат эволюционных процессов. Эволюционирующаяся экономика требует для себя все новые экономические, политические и социальные институты. Подвергается воздействию и культурная составляющая нации. Закрытые общества более консервативны в этом плане, чем открытые общества. Однако экономика, вступившая в фазу глобальной, наднациональной экономики, требует снятия не только экономических границ, но и культурных: для взаимодействия экономических агентов важен единый язык общения, а также одинаково понимаемая суть заключаемых контрактов. Успех внедрения экономического проекта в большой степени зависит от культурных особенностей среды, в которой запускается проект. Различие культур является препятствием и для быстрого распространения экономических институтов, снижает экономическую эффективность бизнеса.

Другая причина, или, другая движущая сила перекодировки нации, это — освобождение инстинктов от связывающих оков культурных традиций, нравственных норм и правил. Это происходит, прежде всего, по причине ослабления необходимости их соблюдения. Нация сохраняла во времени свои культурные коды. Так она оберегала себя от вторжения «чужих», как отмечалось выше, и она еще продолжает сопротивляться разрушению своего Кода. Однако сегодня культура начинает утрачивать свое изначальное национальное назначение. И поскольку нет такой жизненно важной необходимости, то она, естественно, постепенно будет приобретать другой, не национальный характер, и, значит, что-то терять.

Экономика, как субъект, нетерпелива в силу нетерпеливости ее агентов. Закрытые общества — это некоторые образования, которые не укладываются в эволюционный проект Экономики. И она поступает так, как это было до неё, когда из Хаоса формировался Космос по некоторому заложенному Проекту. У Экономики, наверняка, есть свой Проект, который она реализует своей «невидимой рукой». Роль человека в этом Проекте пока неясна. На данном этапе он выполняет роль подмастерья. У него самого нет понимания Плана своего будущего. И расширение личных свобод для человека очень хорошо вписывается в картину Хаоса. Таким образом, у Экономики кроме экономических агентов есть еще и политические агенты.

Надо ли сопротивляться каждому изменению Кода? Нет. Более того, надо в новой обстановке предлагать и проводить важные для человека изменения, для его человеческого, для его духовного совершенствования. К примеру, масштабные изменения экологии планеты требуют нового подхода для сохранении живого мира, включая и самого человека. К животным мы сегодня относимся как варвары, рыская по лесам с заряженными ружьями. Гуманное отношение к людям начинается с воспитания в ребенке гуманного отношения ко всему живому. Внушая ребенку, что самой большой ценность на Земле является жизнь, на создание которой Природе понадобились сотни миллионов лет, можно сформировать его гуманное отношение и к животным, и к человеку. Таким образом будет формироваться новый Код, Код будущего человечества.

Про человека

Сегодня опасность для человеческой культуры происходит от Экономики, которая дает человеку благосостояние и сулит ему большие возможности в жизни. Это её «невидимая рука» управляет потоками финансов и потоками экономических ресурсов. Для неё Человек — это экономический ресурс, и этот ресурс должен быть высокого качества с её точки зрения. Поскольку далеко не всегда человек оказывается таковым, его нужно «обработать», т. е. — «перекодировать». Возможно, что в будущем Экономике понадобится другой человеческий ресурс, с другими нравственными качествами, и даже более высокими, чем сегодня. Но сейчас, как можно заметить по некоторым признакам, нужен человек свободный от некоторых своих «предрассудков», «заточенный» на получение большей прибыли, на достижение экономического результата любой ценой. К сожалению, эта опасность перекодирования человека в придаток Экономике не ощущается, она невидима, так же, как и её «невидимая рука» — видны только результаты её деятельности.

Используемая литература

1. «Культурный код нации». Материалы семинара «Реалистическое моделирование». Аналитический вестник №07. Москва, 2015

2. «Хаос: создание новой науки». Ждеймс Глейк. «Амфора», 2001г

3. «Биологическая химия». Д.Г. Кнорре, С.Д. Мызина, «Высшая школа», 2000